Новости

Мысли глобально, действуй локально. Способы защиты прав российских инвесторов в отечественных судах. Статья Ивана Веселова для Коммерсантъ

События 2022 года стали серьезным испытанием для российских инвесторов, особенно тех, кто вкладывался в ценные бумаги иностранных эмитентов из «недружественных» стран. Меньше чем за год российский инвестиционный рынок не только успел оправиться после значительных перемен, но и сумел подстроиться под новые условия и окрепнуть, сосредоточив свое внимание на внутреннем рынке ценных бумаг. Однако для некоторых его участников так и остаются незакрытыми вопросы, связанные с получением дивидендов и купонных выплат. Партнер практики разрешения споров ALUMNI Partners Иван Веселов – о продолжающемся наблюдении за их разрешением, но уже с фокусом на российские суды.

Хронология-2023

Несмотря на общий благонадежный настрой и движение вперед, инвесторы вынуждены решать прежние проблемы, самой значительной из которых, на наш взгляд, остается блокировка основного финансового моста между РФ и Европой и активов на счетах российских депозитариев (в частности, НКО АО «НРД») в иностранных клиринговых системах и депозитариях (в первую очередь, Euroclear и Clearstream).

7 января 2023 года закончился прием заявок в регуляторы Бельгии и Люксембурга для разблокировки российских активов неподсанкционных лиц, замороженных в европейских депозитариях Euroclear и Clearstream. В дальнейшем изначально короткий срок был продлен до конца июля, однако долгий период ожидания решения для инвесторов, на наш взгляд, так и не окупился. Как показала практика, удовлетворена или рассмотрена была лишь малая часть среди массы заявок на разблокировку. Об этом можно судить по крупному информационному ажиотажу, который создает разблокировка активов хотя бы одного юридического или физического лица.

Подобное течение событий повлекло за собой необходимость реализации российскими инвесторами иных способов защиты своих прав – обращение с требованиями либо к связанным с иностранными эмитентами ценных бумаг российским компаниям, либо к российским (НКО АО «НРД») и иностранным депозитариям (Euroclear и Clearstream) и платежным агентам (например, Citibank). Рассмотрение таких споров не требует обращения за рубеж и происходит на территории России.

Процессуальные инструменты российских инвесторов

На сегодняшний день существует три основных процессуальных инструмента 2023 года, которые могут помочь и помогают инвесторам «разблокировать» свои активы в российских судах.

Первый из них – перенос спора на территорию РФ. Не дождавшись разблокировки своих средств, многие инвесторы избрали новые способы добиться от депозитария доступа к своим активам через подачу иска против Euroclear и Clearstream в отечественный суд.

Безусловно, суды рассматривают каждый спор индивидуально, но уже можно заявить о том, что «разблокировать» (взыскать денежные средства) с помощью такого иска реально. Основания для такого вывода дает решение Арбитражного Суда г. Москвы от 28 февраля 2023 года по иску Банка «Санкт-Петербург», которым суд взыскал с Euroclear более $100 млн заблокированных средств. Решение вступило в законную силу и ясно просигнализировало всем остальным российским инвесторам, что добиваться принудительной «разблокировки» в России возможно.

Этот метод уже подхватили российские инвесторы, что подтверждает статистика споров. По данным картотеки арбитражных дел, с начала 2023 года против Euroclear в российские арбитражные суды было подано уже более 70 исков, еще несколько исков получил другой европейский депозитарий – Clearstream. Вероятнее всего, инвесторы хотят обратить взыскание на те активы иностранных депозитариев, которые были заблокированы в НКО АО «НРД» в качестве ответной меры. Это позволяет получить возмещение на территории РФ, обойдя необходимость совершать действия за рубежом, осложненные в период санкций.

Правовым основанием для старта таких споров именно в российских судах являются введенные недавно защитные антисанкционные меры, называемые также «российскими аналогами антиисковых запретов» (248.1 и 248.2 АПК РФ) – они используются для того, чтобы изменить юрисдикцию рассмотрения спора в пользу российских судов. При этом, исходя из нашей практики, эти статьи, введенные в действие в 2020 году, за 10 месяцев 2023 года применялись чаще, чем за весь предшествующий период.

Можно предположить, что указанные меры для некоторых иностранных лиц вступают в противоречие с установленными правилами разрешения спора в иностранных юрисдикциях или арбитражах. Иностранные лица, по нашему опыту, могут не только не признавать решения российских судов, но и вовсе отказываться от участия в разбирательстве и пытаться вывести активы из России. Здесь в игру вступают обеспечительные меры, которые применяются более активно и могут выступать инструментом стимулирования к восприятию российского суда всерьез. Так, суд может, например, арестовать имущество лица, находящееся в России, что может даже парализовать работу его российского подразделения, или признать недействительной оговорку о применимом в договоре иностранном праве, для цели исключения, по некоторым мнениям, дискриминации и предвзятого отношения.

Ссылка на Указы Президента РФ

Еще одним механизмом правовой защиты выступают принятые Указы Президента РФ, рассчитанные на поддержку российских инвесторов. Некоторые из них помогают исполнить обязательства по синдицированным кредитам и еврооблигациям. Например, Указ Президента РФ № 430 накладывает на российские компании, имеющие обязательства, связанные с еврооблигациями, обязанность по приобретению у российских держателей еврооблигаций за счет замещающих облигаций либо целевых денежных средств. В мае 2023 года поправками в этот документ также введена обязанность российских юридических лиц уплачивать купонный доход за иностранного эмитента.

Неисполнение некоторыми компаниями этих обязательств в 2023 году повлекло обращение ряда инвесторов в суд о взыскании денежных средств со ссылкой на президентские указы. По нашему мнению, такие ссылки позволили российским инвесторам обойти положения эмиссионной документации о порядке и месте рассмотрения споров – как правило, для разрешения споров, связанных с еврооблигациями, она предусматривала иностранный арбитраж.

Важно отметить, что с целью установления широких границ применения Указов Президента РФ также были приняты акты Центробанка и Минфина, которые в целом носят более общие формулировки при разъяснении механизма удовлетворения интересов российских инвесторов.

Однако наш опыт показывает, что к спорам с применением «экстренного законодательства» суды подходят внимательно, отмечая, что президентские указы не носят абсолютного характера и не могут быть применимы к любому инвестору. По этой причине вдумчивые и взвешенные судебные акты по такого рода спорам занимают особое положение в сегодняшней правовой действительности.

Групповые иски

Еще одним «новшеством» являются групповые иски (ст. 225.16 АПК РФ), которым текущая ситуация буквально дала «второе дыхание», хотя их существенные преимущества пока и не очевидны.

С одной стороны, групповой иск позволяет предъявлять требования одновременно от целой группы, сильно сокращая судебные расходы на сопровождение судебного спора, что может стать особенно актуальным для многочисленных инвесторов-физических лиц, которые обращаются к одному и тому же эмитенту. С другой стороны, из-за малочисленности реальных судебных дел этот механизм фактически не опробован российскими судами, а значит, четких ответов по спорным вопросам все еще нет.

Групповые иски часто обсуждают, подразумевая некую отсылку к похожим процессам – например, банкротству с множеством кредиторов или корпоративным спорам с рядом участников юридического лица. Однако видеть крупные групповые иски в «чистом» виде на практике нам пока не доводилось.

И тут возникает интересный вопрос, что же будет происходить с самостоятельным иском лица в случае подачи иными лицами группового иска и какие права остаются у истца, не присоединившегося к группе лиц. Согласно АПК РФ, дело по индивидуальному иску могут сначала приостановить, а впоследствии и вовсе прекратить. Предполагается, что такая мера стимулирует к участию в групповом производстве и способствует главной цели групповых исков, то есть упрощению. Однако для определенных несогласных лиц данное обстоятельство может создать дополнительные сложности.

По материалам Коммерсантъ >>